Неизвестный Китай, или Две недели в Синьцзяне


ТауКомек » Новости Туризма » Неизвестный Китай, или Две недели в Синьцзяне

Еще недавно я и подумать не мог, что заберусь куда-нибудь дальше Харбина и Пекина. Но благодаря деловой командировке стал участником необычного путешествия. И увидел такой Китай, какой не каждому в жизни случится увидеть, даже не каждому жителю такой близкой к КНР Амурской области. Сейчас вашему вниманию я представлю несколько исключительных фактов о Синьцзяне и его столице Урумчи, где Китай… потерялся в Китае.

Факт 1-й: уйгуры

Синьцзяно-Уйгурский автономный округ — самый большой субъект КНР, расположенный в его северо-западной части, граничащий по всей протяженности с республиками Средней Азии — Казахстаном, Киргизстаном, Таджикистаном и другими. Его центр — довольно крупный город Урумчи. Но самое главное — когда-то на этой территории располагалось маленькое государство Уйгуристан, где проживали и до сих пор проживают уйгуры, составляющие сегодня большинство населения Синьцзяна. Из Благовещенска в Урумчи я добирался двумя самолетами и одним паромом.  То есть пересек Амур, оказавшись в Хэйхэ, потом из Хэйхэ на самолете через Харбин долетел до Пекина, а потом, пересев на другой рейс, улетел в Урумчи. Из Пекина до Урумчи примерно пять часов лету. К слову, авиабилеты можно заказать заранее в турфирме, на этом специализирующийся, она же быстро закажет вам визу, которую вы поставите на таможне в Хэйхэ.

Сегодня в Синьцзяне легко уживаются уйгуры, ханьцы, маньчжуры, узбеки, татары, монголы, казахи, киргизы, дауры, хэйцы, таджики, русские, а еще малоизвестные народности типа сибо. Уйгуры культурой, языком да и физиономиями очень похожи на узбеков, но есть характерные отличия: традиционные тюбетейки, например, узбеки носят ко лбу тупой стороной, а уйгуры — углом. А еще все уйгуры — мусульмане, и в Синьцзяне столько мечетей, сколько нет ни в одной провинции Китая. У уйгуров в Синьцзяне есть свои традиционные районы, которые сохранили колорит этого народа, его традиционную архитектуру, быт и обычаи. Нашу делегацию возили на экскурсию в уйгурскую деревню на традиционных повозках, вмещающих в себя четырех-пяти седоков вместе с возницей. Наш возница, старый уйгур, все время пытался с нами шутить, но делал это на уйгурском языке, поэтому понимали его только наши друзья из Узбекистана.

Факт 2-й: «Урумчи тяжелы»

Так перефразирую я название песни «Кирпичи тяжелы». Это я к чему? Когда меня организаторы встретили в урумчинском аэропорту и повезли через весь город в гостиницу, я всю дорогу восторгался красотами Урумчи. Город оказался очень зеленым, уютным и не таким людным, как другие города Китая. Повсюду красовались мусульманские мечети и маленькие уйгурские лавочки. Гостиница была с пятью звездами, и поселили нас на VIP-этаже, что тоже сразу подняло настроение после долгого перелета. Организаторы вообще во время всего нашего пребывания в Синьцзяне оказывали нам всяческие знаки внимания, дарили подарки и заботились, как о детях. В какие-то пару часов мне даже захотелось остаться жить в Урумчи, настолько там было необычно спокойно, светло, зелено и уютно. Но в первый же вечер, когда в парке поблизости я решил совершить вечернюю пробежку, понял, что мне тут не климат. Я и амурскую духоту переношу с трудом, а здесь было очень душно. Просто невыносимо, я пробежал около полутора километров и в буквальном смысле «сдох», хотя и темп бега был слабый, и дистанция невелика. В итоге — кондиционер в номере на ночь и простуда на три следующих дня.

Факт 3-й: очень острая кухня

Из-за серьезной этнической эклектичности кухня в Синьцзяне очень своеобразна. Главная ее особенность — это острота, а еще чрезмерное количество бадьяна, от которого, как оказалось, я не в восторге. В целом все очень похоже на то, что мы, амурчане, едим в приграничном Китае, но здесь вам ни мяса в кисло-сладком соусе, ни куриных крылышек в соевом. В каждом блюде — перец чили. Вообще за две недели в провинции я попробовал почти все кухни проживающих там народностей и могу сказать, что самой ужасной в моем рейтинге стала монгольская кухня, где готовят некастрированных баранов. В уйгурской понравились лагман и сливочное мороженное. У сибо шикарная рыба как раз в кисло-сладком томатном соусе, а у дунганов (некая смесь ханьцев и среднеазиатов) хороши были пшеничные лепешки. Замечу, что в Синьцзяне, как нигде в Китае, большое внимание уделяется цветовому обозначению кухонь. Рестораны для мусульман украшены синими фонарями, традиционные китайские рестораны — красными, а кухня для вегетарианцев — соответственно зелеными.

Факт 4-й: спецназ на рынке

Вся наша международная делегация журналистов из республик СНГ, пожалуй, кроме меня, избалованного Китаем и его продукцией, требовала от организаторов поездки на базар. Нас повезли на традиционный международный базар Урумчи. Я ожидал море китайского шмотья, всякой мелочи, но самое главное — китайцев, а там, как в Дубае, — повсюду лица тюркской наружности в тюбетейках, большие медные кувшины, пряности, орехи, сами тюбетейки и прочие сувениры — и ни одного китайского торговца. Зато повсюду пахло самсой, шашлыком и лепешками. После брожения по необычному для меня базару мы направились к автобусу, и вот тут я действительно очень сильно удивился: возле центрального входа рядом с бронированным микроавтобусом стояли полицейские — и не простые, а спецназ китайской полиции. Я уж хотел было сфотографировать их, но… они пресекли всяческие попытки их снимать. Оказывается, они дежурят там все время, еще бы — в 2008 году уйгуры устроили этнические бунты на улицах Урумчи.

Факт 5-й: помпа — роскошь

Начало семинара проходило в виде лекций от разных синьцзянских чиновников и ученых. Нам сразу сказали, что лидером среди СМИ в Китае до сих пор остается «Жэнминь Жибао», коммерческих изданий и электронных ресурсов нет, все прогосударственное. Но все тонкости политизации китайской журналистики отошли на второй план, когда нам начали рассказывать о достижениях Синьцзяна в отношении жизни крестьян и сельского хозяйства. Оказывается, самое главное достижение в этой области — то, что вот уже больше года, то есть где-то с конца 2010-го, крестьян обеспечили чистой питьевой водой — местами поставили колонки, местами организовали подвоз, а до этого они брали воду… откуда? Правильно, из рек. А уж если у крестьянина стоит своя помпа — это роскошь! Зато государство давно реализует программу «Цветной телевизор каждому крестьянину бесплатно». Ей-богу, страна контрастов. Однако в каждой стране свои правила, и не нам к ним со своим уставом переть. Главное то, что сегодня правительство КНР все свое внимание устремляет именно на развитие западных территорий Китая, которые немного поотстали в сравнении с югом и севером страны. Оттого вполне вероятно, что скоро Синьцзян станет одним из самых передовых регионов страны, учитывая современные темпы развития Китая – думаю, это не за горами.

Факт 6-й: антропология

Если вы решитесь побывать в Синьцзяне, обязательно посетите антропологический музей Урумчи. Там собрана вся многовековая и многонациональная история этой провинции — от Шелкового пути до современности. Лично я был приятно удивлен многообразием экспонатов — где еще можно встретить мумию монголки, которой около тысячи лет? А еще традиционные китайские одеяния периодов правления всех императорских династий. Но мне больше всего по вкусу пришлось изваяние средневекового китайского воина, которого я решил немного скопировать.

Факт 7-й: лаванда — основа экономики

В синьцзянском уезде Хочэн разводят лаванду, и, что самое интересное, она формирует экономический фундамент этого уезда. Честно говоря, хочэнское лавандовое поле — одно из самых ярких воспоминаний о поездке в Синьцзян. Я всегда считал, что мужчину не может впечатлить что-то связанное с цветами — но впечатлило. Несколько гектаров, усыпанных лавандой и заполненных ее запахом, стали для нашей делегации визитной карточкой семинара. А потом в специализированной лавке наши дамы набрали себе кучу лавандовой косметики. Несмотря на то, что им сделали скидку, набор кремов из лаванды обошелся эсэнгэшным кокеткам почти в 300 юаней, что равно 1500 целковых. Но, возможно, скоро лаванду в экономической борьбе оттеснит торговля с Казахстаном: Хочэн граничит по суше с этой республикой, и сегодня усилиями Китая, Казахстана, а также российских олигархов возводится международный центр пограничного сотрудничества «Хоргос». Пейзажи стройки напомнили мне Благовещенск и Хэйхэ, только без реки, и я захотел домой.

Факт 8-й: сибосские лучники

Я никогда не забуду, как мы приехали в деревню к сибо. Во-первых, я сразу почувствовал территориальное родство, ведь в Синьцзян сибо пришли пешим ходом из мест, где сегодня раскинулась провинция Хэйлунцзян, то есть раньше они жили совсем рядом с Амуром. Во-вторых, нас встретили настолько любезно и радушно, что несколько дней в разъездах сразу забылись, настроение поднялось. Но самое главное — оказывается, сибо признанные во всем мире лучники. Они гордятся, что олимпийский чемпион Китая по стрельбе из лука именно из сибо. После музея, где нам рассказали об истории народа, нас повели на стрельбище, где все желающие могли пострелять из традиционного сибоского лука. Ликованию нашему не было предела, когда вместо обещанных трех стрел нам приносили их все больше и больше, а мы без остановки стреляли по соломенным мишеням. Навыки детских игр в индейцев не прошли даром, после пяти промахов я отстрелялся для себя — на «отлично», а объективно, думаю,  на «удовлетворительно»: из двадцати  выпущенных стрел восемь угодили в «десятку», десять — в различные по сложности уровни и две зияли в «молоке».

Факт 9-й: русская школа

По правде сказать, самым сентиментальным моментом моей поездки стала встреча с директором русской школы в Синьцзяне Николаем Луневым. Его вместе с маленьким сыном привезли к нам во время ужина в деревне сибо. Уж больно хотелось поговорить нам, журналистам из России, со своим земляком. Ведь, несмотря на то, что родился Николай Лунев в Китае, он все равно будет духом и образом мысли истинным русским. В Синьцзян приехал его дед из Сибири во время коллективизации да там и остался. Николай Лунев работает директором русской школы в городе Инине с молодости, сейчас ему за 50. Самой школе тоже довольно много лет, она существует с 1981 года. Николай Иванович от всей души благодарил правительство Китая за все то, что оно делает для сохранения традиций и культуры русской общины в Китае. В Инине, к слову, сегодня проживает порядка 800 русских. Главной проблемой Николай Иванович назвал постепенное сокращение числа русских граждан. А еще он очень ратует за то, чтобы наладить тесные контакты с Россией, в частности с Дальним Востоком.

Факт 10-й: озеро Сайран — местный Байкал

Впечатление от лавандового поля смогли перебить только красоты горного озера Сайран близ Тяньшаня. Как нам объяснили, это их «местный Байкал, или Иссык-Куль» (знаменитое озеро Киргизстана, где в течение суток можно наблюдать все времена года). На автобусе мы проехали огромный многополосный мост, пролегающий меж тяньшаньских хребтов, и въехали на территорию озера, на берегах которого стоят современные монгольские юрты с пластиковыми окнами. Озеро не просто большое и красивое

, оно казалось живым и говорящим с тобой. Оно точно шептало: «Здесь хорошо и спокойно, выдохни и улыбнись». По берегам сновал народ, кто просто с фотоаппаратами снимал пейзажи, кто отмечал шумные свадьбы. Мы вышли из автобуса, и тут же ко мне на коне подъехал старый монгол, одеждой напоминавший среднестатистического жителя амурской деревни, даже пахло от него так же — недельным перегаром и животиной. Он что-то промычал мне по-монгльски, — я ни черта не понял, потом то ли по-казахски, то ли по-киргизски, — я попросил наших девчонок из Казахстана перевести. Оказывается, монгол предлагал мне за 20 юаней покататься верхом на коне. Я, конечно, дал ему 20 юаней, почему бы и нет — и тот просто бросил мне поводья и подался считать деньги. Я опешил. Слава богу, в детстве мне приходилось ездить верхом, я немного умею держаться в седле. Забравшись на коня, хоть и не без труда, я ударил его пятками в бока — и конь побежал. Это окупило все — очень острую пищу, от которой я похудел почти на три кило, жару и духоту, которая не давала нормально спать, ранние «подъемы» и поздние «отбои». Бывало, что мы вставали в пять утра, чтобы выдвинуться в путь (исколесили всю провинцию), а ложились в 11 — 12 вечера, а то и позже.Я был на коне, где-то во мне говорила кровь амурских казаков, моих предков, и я понимал, что стоит жить и работать стоит.

КОНКРЕТНО

Итак, добраться до Синьцзяна, а вернее, до его центра — города Урумчи, из Благовещенска можно довольно хитрым способом. Заказываем в туристической фирме, специализирующейся на продаже авиа- и ж.-д. билетов  в Китае, билеты на самолет. Лететь придется так: Хэйхэ — Харбин — Пекин, пересадка в Пекине, и уже из Пекина прямым рейсом до Урумчи. Сразу же нужно заказать билеты обратно, то есть Урумчи — Пекин, Пекин — Харбин — Хэйхэ. Визу вам закажут в этой же турфирме, она будет стоить порядка трех тысяч рублей. Ее вам поставят уже на китайской таможне в Хэйхэ. Кроме авиабилетов и визы, вам нужно будет также купить посадочный талон на теплоход или «пуму», в зависимости от времени года, который перевезет вас через границу Благовещенск — Хэйхэ. По этому же талону вы сможете вернуться обратно. За всю дорогу вам придется заплатить порядка 35 — 40 тысяч рублей.

P. S. Сейчас, по прошествии некоторого времени, я отчетливо понимаю, какой исключительный шанс мне подарила судьба — увидеть такие места, которые я вряд ли просто так смог бы увидеть, пообщаться с такими людьми, с которыми в обычной жизни вряд ли бы пообщался. К сожалению, в один материал не вместятся все мои воспоминания, но самыми ярким для мне я поделился.  А еще мне вспоминаются слезы на глазах нашей переводчицы Ма, которую по-русски звали Настя. Думаю, в этих ее слезах было заключено все тепло, которое хранит в себе трудолюбивый, добрый, многонациональный китайский народ…




------------------------------------------------------------------------------------------------------ Контакты:
Телефоны: +7(727)376-05-88, +7(727)269-98-74, 327-91-46
Телефоны: +77783139475, +77078708534
почтаmanager-taukomek@mail.ru icq 384020492 skype taukomek
-----------------------------------------------------------------------------------------------------





Отзывы:Неизвестный Китай, или Две недели в Синьцзяне